«Поцелуй тёти Клавы» замешан на портвейне.

Пожалуй, ни один алкогольный напиток не воспринимается в массовом сознании российского гражданина так полярно, как портвейн. Тут и ностальгия по портвейнам, широко популярным в советские времена, и любовь винных эстетов к оригинальным дорогим напиткам. В чем же секрет такой дуальности портвейнов? Давайте разбираться.

Историческая справка. 

10_11_01Портвейн. Португальский напиток, хотя и с немецким именем (Portwein). Вино крепленое, производимое в долине реки Дору. Там находится один из главных портов страны – Порто, откуда ведет свое происхождение название напитка. Исторически портвейны появились в результате крепления сухих вин при помощи бренди. Делалось это для стабилизации вина при морских перевозках из Португалии в Англию. Однако современный портвейн производится по технологии, которую начали применять с начала 20-х годов позапрошлого века и которая отличается от описанной выше. Технология основана на недображивании виноградного сусла, для того чтобы оставить в вине остаточный сахар, который и делает его вкус уникальным. Хотя опять же, брожение останавливают прибавлением к суслу 77% виноградного спирта, то есть вино крепят. На выходе получают тот самый умеренно алкогольный сладкий напиток, так хорошо нам знакомый.

Расставим сразу все точки над i. То, что продавалось в советских магазинах под брендом портвейна, разумеется, никакого отношения к нему не имело. Хотя дорогие номерные портвейны производились по технологии, копировавшей оригинальную. К сожалению, сей напиток относится к региональным, поэтому название «портвейн» могут носить только вина, произведенные в долине Дору.

В нашей стране портвейн стал популярен во второй половине двадцатого века, поэтому классики русской литературы вас не порадуют упоминаниями этого вина в своих произведениях. Зато «алкописатели-буяны» советской эпохи, конечно же, не обошли портвейн своим вниманием.

«Там цензура и портвейн, здесь — свобода и коньяк», — писал Сергей Довлатов, сравнивая СССР и Америку. Его жена называла врагами Довлатова помимо крашеных блондинок, конечно же, еще и портвейны. Писатель отшучивался, говоря, что значит он – истинный христианин. Ибо Христос учил нас любить врагов своих.

В повести «Заповедник» Довлатов рассказывает, как оптимально можно потратить 6 рублей: «Я взял бутылку портвейна и две шоколадные конфеты. Все это можно было повторить трижды. Еще и на сигареты оставалось копеек двадцать… Я приступил к делу. В положительном смысле отметил – руки не трясутся. Уже хорошо… Портвейн распространялся доброй вестью, окрашивая мир тонами нежности и снисхождения».

Известный московский художник Сергей Семёнов, иллюстрировавший повесть «Москва — Петушки» и вдохновлённый то ли произведением Ерофеева, то ли самим благородным напитком, создал полотно «Взбесившиеся портвейны», которое, по мнению очевидцев, производит просто-таки эпохальное впечатление.

10_11_02

Не удивительно, что Андрей Макаревич воспел напиток в песнях «Машины времени» и в своей книге «Занимательная наркология». Слова его так и ложатся на слух: «Портвейн следовало заливать внутрь сплошной струёй, не отвлекаясь на вкус. Он бил по голове тёплой подушкой, угол зрения ощутимо сужался (в буквальном, а не в переносном смысле), тянуло к каким-то добрым глупостям, но кто-нибудь тут же заводил спор на тему, кто лучше – Битлы или Роллинги, и вся энергия портвейна вылетала в этот спор, и внутри возникала не занятая ничем пустота – как будто из горшка вырвали растение вместе с землёй, и срочно надо было добавить, а вот добавляли уже не обязательно портвейном – чем удавалось. Портвейн, надо сказать, не терпел смешений».

Венедикт Ерофеев же делится с читателем рецептом бюджетного коктейля на основе портвейна «Поцелуй тети Клавы»: «У меня в чемоданчике есть «кубанская». Но нет сухого виноградного вина. Значит, и «первый поцелуй» исключен для меня, я могу только грезить о нем. Но у меня в чемоданчике есть полторы четвертинки «российской» и «розовое крепкое» за рупь тридцать семь. А их совокупность и дает нам «поцелуй тети Клавы». Согласен с вами: он невзрачен по вкусовым качествам, он в высшей степени тошнотворен, им уместнее поливать фикус, чем пить его из горлышка, – согласен, но что же делать, если нет сухого вина, если нет даже фикуса? Приходится пить «поцелуй тети Клавы»…

В «Москва–Петушки» Ерофеев и вовсе уподобил портвейн критерию комфортного общения: «Мы жили душа в душу, и ссор не было никаких. Если кто-нибудь хотел пить портвейн, он вставал и говорил: “Ребята, я хочу пить портвейн”. А все говорили: “Хорошо. Пей портвейн. Мы тоже будем с тобой пить портвейн”». Вот такое единодушие.

Disk ” Wine Vodka Vineyards”

Думаю, секрет любви советской интеллигенции к портвейну, пусть даже и отечественного разлива, объясняется следующим: это не крепкий 40-градусный напиток, не водка и не коньяк, но и не такой слабенький, как сухое вино, с оригинальным терпко-сладким вкусом. Питие портвейна – это своеобразный компромисс между выбором алкоголика и студентки художественного училища. Можно выпивать много и со вкусом. Девиз нашего издания #drinking_culture как нельзя лучше подходит к этому напитку – пью и счастлив. И хоть для счастья причина не нужно, но она все-таки есть – разновидностей портвейна великое множество, как можно упустить возможность порадоваться этому? Есть классификации по цвету, выдержке и вкусу. Интересующиеся могут найти подробную информацию в интернете. Лично мне нравится купажированные красные портвейны Ruby.

Ваш Алексей Шабельский – спецкор от искусства пития

Zeen is a next generation WordPress theme. It’s powerful, beautifully designed and comes with everything you need to engage your visitors and increase conversions.

Ещё
Bols Around The World
BOLS AROUND THE WORLD. Как войти в тройку лучших?